Goodwin рекомендует

Tribaut Blanc de Chardonnay

Небольшой винодельческий дом Трибо-Шлоссер никогда не станет таким же известным, как марки вроде Моэт и Шандона. Оно и понятно: объёмы производства отличаются примерно в 100 раз. История дома вкратце следующая: в начале прошлого века молодой фермер из Люксембурга приехал в Шампань в поисках лучшей жизни. Это сейчас Люксембург — богатейшее микрогосударство с огромным средним доходом на душу населения, сто лет назад все было иначе. Там он встретил свою будущую жену и начал выращивать виноград. О создании своей марки никто и не думал: весь урожай Рене, как и сотни соседей-фермеров, продавали вышеупомянутому Моэту. Но затем произошла революция в России (а Россия в то время была важнейшим рынком сбыта Шампани), а впоследствии сухой закон и великая депрессия в США (ещё один крупнейший рынок). Объём производства упал, Моэту уже не требовалось такое количество винограда. В то время многие виноградари ушли из отрасли и переключились на другие виды деятельности, но некоторые приняли непростое решение и стали выпускать вино под своей маркой. В условиях кризиса это было очень непросто, но в тот период в Шампани родилось немало звёздочек, которые сегодня высоко ценятся профессионалами.

Рене Шлоссер сам развозил вина по ресторанам на велосипеде. Производство не превышало 1000 бутылок в год. К концу Второй Мировой войны эта цифра увеличилась впятеро. В 1950 году дочь Рене выходит замуж за Жана Трибо. У него тоже были виноградники в Шампани, даже больше, чем у Рене, отчасти поэтому его фамилия сегодня указывается на этикетке перед фамилией Шлоссер. С тех пор хозяйство неоднократно увеличивалось, оборудование обновлялось, и сегодня хозяйство производит 350 тысяч бутылок в год. Вряд ли эта цифра будет сильно расти в дальнейшем: мощности уже почти полностью загружены, а наполеоновских планов у хозяев нет. Им просто не хочется терять семейный дух и превращать марку в очередной массовый коммерческий бренд. А отсутствие большого маркетингового бюджета позволяет держать цены на разумном уровне даже при относительно небольшом объёме производства.

Основными рынками сбыта являются Япония и Канада. Канадская госмонополия особо высоко оценила одно вино из линейки Трибо: Блан де шардоне, и заменила им позицию другого, гораздо более известного Великого Дома Шампани. Примечательно, что семья решила назвать вино не Блан де Блан, как это принято в регионе, а именно Блан де Шардоне (несмотря на то, что практически все Шампанские Блан де Блан делаются из этого сорта). Закон этого не запрещает, а не искушённому потребителю сразу все становится понятнее.

Стиль этого вина не очень тяжёлый. В первом же носе чувствуется свежий белый хлеб. Потом появляются тона спелого яблока, груши и лимона. Если дать вину подышать в бокале, то с закрытыми глазами можно представить, что перед тобой благоухает яблочная шарлотка или лимонный пирог. Что особо приятно, вино сохраняет свежесть и приятную, не резкую кислинку даже на второй день (если, например, вы решили не допивать бутылку и заткнули её специальной пробкой). Но я подозреваю, что большинство читателей даже не поймёт, как это «не допить бутылку» и в данном случае будут правы: такая Шампань пьётся легко и незаметно. Скорее всего, придётся открывать вторую бутылку :)

Tribaut Blanc de Chardonnay
Смолин Сергей
Смолин Сергей Винный эксперт

Небольшой винодельческий дом Трибо-Шлоссер никогда не станет таким же известным, как марки вроде Моэт и Шандона. Оно и понятно: объёмы производства отличаются примерно в 100 раз. История дома вкратце следующая: в начале прошлого века молодой фермер из Люксембурга приехал в Шампань в поисках лучшей жизни. Это сейчас Люксембург — богатейшее микрогосударство с огромным средним доходом на душу населения, сто лет назад все было иначе. Там он встретил свою будущую жену и начал выращивать виноград. О создании своей марки никто и не думал: весь урожай Рене, как и сотни соседей-фермеров, продавали вышеупомянутому Моэту. Но затем произошла революция в России (а Россия в то время была важнейшим рынком сбыта Шампани), а впоследствии сухой закон и великая депрессия в США (ещё один крупнейший рынок). Объём производства упал, Моэту уже не требовалось такое количество винограда. В то время многие виноградари ушли из отрасли и переключились на другие виды деятельности, но некоторые приняли непростое решение и стали выпускать вино под своей маркой. В условиях кризиса это было очень непросто, но в тот период в Шампани родилось немало звёздочек, которые сегодня высоко ценятся профессионалами.

Рене Шлоссер сам развозил вина по ресторанам на велосипеде. Производство не превышало 1000 бутылок в год. К концу Второй Мировой войны эта цифра увеличилась впятеро. В 1950 году дочь Рене выходит замуж за Жана Трибо. У него тоже были виноградники в Шампани, даже больше, чем у Рене, отчасти поэтому его фамилия сегодня указывается на этикетке перед фамилией Шлоссер. С тех пор хозяйство неоднократно увеличивалось, оборудование обновлялось, и сегодня хозяйство производит 350 тысяч бутылок в год. Вряд ли эта цифра будет сильно расти в дальнейшем: мощности уже почти полностью загружены, а наполеоновских планов у хозяев нет. Им просто не хочется терять семейный дух и превращать марку в очередной массовый коммерческий бренд. А отсутствие большого маркетингового бюджета позволяет держать цены на разумном уровне даже при относительно небольшом объёме производства.

Основными рынками сбыта являются Япония и Канада. Канадская госмонополия особо высоко оценила одно вино из линейки Трибо: Блан де шардоне, и заменила им позицию другого, гораздо более известного Великого Дома Шампани. Примечательно, что семья решила назвать вино не Блан де Блан, как это принято в регионе, а именно Блан де Шардоне (несмотря на то, что практически все Шампанские Блан де Блан делаются из этого сорта). Закон этого не запрещает, а не искушённому потребителю сразу все становится понятнее.

Стиль этого вина не очень тяжёлый. В первом же носе чувствуется свежий белый хлеб. Потом появляются тона спелого яблока, груши и лимона. Если дать вину подышать в бокале, то с закрытыми глазами можно представить, что перед тобой благоухает яблочная шарлотка или лимонный пирог. Что особо приятно, вино сохраняет свежесть и приятную, не резкую кислинку даже на второй день (если, например, вы решили не допивать бутылку и заткнули её специальной пробкой). Но я подозреваю, что большинство читателей даже не поймёт, как это «не допить бутылку» и в данном случае будут правы: такая Шампань пьётся легко и незаметно. Скорее всего, придётся открывать вторую бутылку :)

Внимание!

Сайт содержит информацию, не рекомендованную лицам, не достигшим совершеннолетия.

Вам уже исполнилось 18 лет?